12.11.2020 Кемеровским региональным отделением АЮР подготовлено заключение общественной экспертизы проекта Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в части совершенствования порядка формирования и деятельности общественных наблюдательных комиссий) (далее — законопроект).

Законопроект разработан во исполнение пункта 4 перечня поручений Президента Российской Федерации от 20.02.2019 № Пр-233 по итогам заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека 11.12.2018.

Законопроектом предлагается внести ряд изменений в Федеральный закон от 10.06.2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» (далее — Федеральный закон № 76-ФЗ) в части расширения перечня мест принудительного содержания учреждениями, исполняющими наказание в виде принудительных работ, а так же в части совершенствования порядка формирования и деятельности общественных наблюдательных комиссий (далее — ОНК).

В частности, законопроектом изменяется перечень некоммерческих организаций, участвующих в общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, в соответствии с которым правом на осуществление данного контроля наделяются независимо от принципа разделения по территориальной сфере деятельности общественные объединения, ассоциации (союзы), фонды, автономные некоммерческие организации.

Также предлагается финансовое обеспечение деятельности ОНК осуществлять за счет средств бюджета соответствующих субъектов Российской Федерации.

Корреспондирующие изменения вносятся в Федеральный закон от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

Кроме того, поскольку законопроектом расширяется перечень мест принудительного содержания учреждениями, исполняющими наказание в виде принудительных работ, предполагается внесение изменений в приказ ФСИН России от 28.11.2008 № 652 «Об утверждении Положения о порядке посещения учреждений уголовно-исполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий».

После принятия законопроекта предполагается внесение изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (далее – УИК РФ) и Федеральный закон от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в части уточнения перечня некоммерческих организаций, участвующих в общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания.

В целом, законопроект заслуживает положительной оценки. Однако, он нуждается в доработке в связи со следующим.

Законопроект совершенно справедливо предусматривает расширение сферы деятельности ОНК в части обеспечения общественного контроля также и в учреждениях, исполняющих наказание в виде принудительных работ – в    исправительных центрах, относительно недавно появившихся в Российской Федерации (с 2017 года). Условия содержания в них, хоть и мягче чем в исправительных колониях, но во многом схожи с ними.

Вместе с тем, предлагаемая редакция Федерального закона № 76-ФЗ не в полной мере соотносится с данным дополнением перечня мест принудительного содержания, где осуществляют свою деятельность ОНК.

Так, частью 2 статьи 12 Федерального закона № 76-ФЗ установлено, что членом ОНК не может быть лицо, имеющее близких родственников, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Следует отметить, что в российском законодательстве в принципе отсутствует понятие «места лишения свободы». В статье 73 УИК РФ имеется понятие «места отбывания лишения свободы». Однако, исправительные центры, в которых отбывают наказание в виде принудительных работ, не относятся к местам отбывания лишения свободы, исходя из положений УИК РФ.

В связи с этим, исходя из предлагаемых изменений, предполагающих осуществление своих функций членами ОНК так же и в учреждениях, исполняющих наказание в виде принудительных работ, следовало бы дополнить часть 2 статьи 12 Федерального закона № 76-ФЗ положением, о том, что членом ОНК не может быть лицо, имеющее близких родственников, отбывающих наказание не только в местах отбывания лишения свободы, но и в учреждениях, исполняющих наказание в виде принудительных работ.

Кроме того, обращают на себя внимание недоработки формулировок Федерального закона № 76-ФЗ, касающиеся оснований приостановления и прекращения полномочий члена ОНК (статьи 13 и 14 Закона).

Так, в пункте 2 части 1 статьи 13 Федерального закона № 76-ФЗ указано, что полномочия члена ОНК приостанавливаются в случае привлечения его в качестве подозреваемого или обвиняемого — с момента фактического задержания его в качестве лица, подозреваемого в совершении преступления,  до прекращения уголовного преследования в отношении данного лица в связи с отсутствием состава преступления или непричастностью к совершению преступления либо до вступления в законную силу оправдательного приговора суда в его отношении.

В то же время из положений части 1 статьи 46 УПК РФ следует, что подозреваемым является не только лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, но и лицо:

—  в отношении которого возбуждено уголовное дело;

—  к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения;

— которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса.

Обвиняемым, на основании части 1 статьи 47 УПК РФ, признается лицо, в отношении которого: вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого; вынесен обвинительный акт; составлено обвинительное постановление.

Очевидно, что исходя из наличия у члена ОНК такого ответственного полномочия как общественный контроль за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, достаточным основанием для приостановления данных полномочий является не только факт задержания члена ОНК по подозрению в совершении преступления, но и сам факт привлечения его в качестве подозреваемого или обвиняемого.

В связи с этим фраза – «с момента фактического задержания его в качестве лица, подозреваемого в совершении преступления» в пункте 2 части 1 статьи 13 Федерального закона № 76-ФЗ выглядит излишней. Представляется, что правильно было бы ее заменить фразой – «по уголовному делу».

Обращает на себя внимание и содержание пункта 4 части 1 статьи 14 Федерального закона № 76-ФЗ, где указано, что одним из оснований прекращения полномочий члена ОНК является вступление в законную силу обвинительного приговора суда в отношении члена ОНК либо судебного решения о применении к нему принудительных мер медицинского характера.

Указанную норму следует дополнить еще одним основанием – прекращение уголовного преследования в отношении члена ОНК по нереабилитирующим основаниям (т.е. когда лицо фактически признано виновным в совершении преступления). Очевидно, что установление факта совершения преступления членом ОНК не соотносится со статусом члена ОНК и является достаточным основанием для прекращения его полномочий.

Такое дополнение пункта 4 части 1 статьи 14 Федерального закона № 76-ФЗ также соотносится с указанными выше положениями статьи 13 Закона, т.к. если не предусмотреть это основание в статье 14, то получается, что в случае прекращения уголовного преследования в отношении члена ОНК по нереабилитирующим основаниям его полномочия так и останутся приостановленными на неопределенный срок и не будут ни прекращены, ни возобновлены.

Следует отметить, что, исходя из положений УПК РФ, прекращение уголовного преследования лица по нереабилитирующим основаниям возможно лишь в случае согласия данного лица на прекращение уголовного преследования по таким основаниям. То есть лицо фактически признает себя виновным в совершении преступления.

Иных замечаний к законопроекту не имеется.